Утро

Written by  Георгий Медведев Thursday, 23 April 2020 00:00

Это было самое начало осени. Я пошел в первый класс. А может – во второй. Точно уже не помню. Но помню только, что мама вела меня в школу, а я пел песню про лето. Я пел свою песню, выдуманную, из головы. Вспомнить бы ее сейчас. А не помню. Только и помню, что была она веселая, по-детски наивная, но маме нравилось петь ее вместе со мной. И каждый день мы напевали ее по пути в школу.

Ближе к концу четверти моя фантазия выдала мое первое стихотворение.

Падал беленький снежок,
Хрустит под ногами красивый пушок.
Спускался на землю большой снегопад.
Как будто и вправду пошел звездопад!

Красиво, не правда ли? И мне до сих пор так кажется! Когда из пучин моего сознания вдруг ни с того, ни с сего родилось это стихотворение, я почувствовал невероятный прилив радости. Радости – будто от первого поцелуя, будто от подаренного щенка. Радости – будто за то, что у близких родился новый человек. Мне было хорошо в то утро. И это утро изменило мою жизнь.

Я помнил об этом утре долго. Помню о нем и сейчас. Прошло четырнадцать лет с того дня, как я написал это стихотворение. И если сейчас оно меня просто трогает, то тогда оно было предметом моей гордости. И в пятом классе меня пробило писать стихи дальше!

Были разные стихи. Одно из первых - «Колыбельная». Может показаться странным, что мальчик десяти лет пишет подобные вещи. У меня и брата-то никогда не было. Но на самом деле меня всегда тянуло к детям, и уж так повелось, что поэзия стала для меня способом излить на бумагу невысказанные чувства. Так было, так и осталось. Про осень, про зиму, про мечты… про любовь. Да, этой теме я уделял место с самого начала. Всегда был влюбчив, всегда мечтал об этом. И в седьмом классе влюбился в первый раз.

2011 год вообще стал переломным в моей жизни. Осенью была написана моя самая первая песня – «Московская ночь». И она оказалась для моего сознания абсолютным хитом! Прошло восемь лет, а я до сих пор считаю ее клевой. Для первого раза даже очень клевой. Навеянная творчеством Вити Цоя, она послужила отправной точкой уже в моем творчестве, первым шагом ко всему тому, что было создано мною за эти годы. Она дорога мне, как фотографии моего раннего детства, на которых изображены мои первые шаги. Она совершенно не похожа на то, что я пишу сейчас. В те времена у меня еще не выработался свой почерк, свой стиль написания (вообще я и сейчас экспериментирую). Но все то, что описано в ней, отражает меня настоящего. Я также хожу по московским улочкам в темное время суток, залипаю на зажигающиеся фонари. Все те же звезды над головой, и по-прежнему не найдена дева моей судьбы. И очень не уважительно, что я до сих пор не спел ее. Она непременно будет спета. Она заслужила этого.

Через месяц после Московской ночи 1-го декабря 2011 года я влюбился. По уши. Все случилось в 22-ом троллейбусе на Первомайской улице. Мы возвращались из Измайловского парка с какой-то демонстрации вместе с Ясной (не хочу менять имен – оно слишком красивое, чтобы быть забытым) и Юрием Николаевичем, который руководил нашим школьным музеем. Наша беседа с Ясной оказалась слишком увлекательной, и я проводил ее до дома. Это было прекрасное время. И именно тогда я начал заниматься графоманством!

За зиму была написана целая куча ванильного бреда. После расставания – еще одна куча грустного ванильного бреда. Летом я влюбился снова. Год отношений – блокнот 90 листов, исписанный лютейшей дичью. И так с 13 до 16 лет. Целые тирады, которые стыдно показывать людям. Но у них была одна необычайно важная роль.

Все то, что было написано за тот период жизни, помогло мне набить руку в написании песен. Я стал лучше чувствовать ритм, музыку, рифму. Мысль стала законченной. Бред ушел на задний план. Ваниль превратилась в романтику. Родилась философия, которая приплелась к смыслу, связав все слова воедино бечевкой и ставшей посылом тому, кто захочет понять. И главное достижение всего этого – общее качество. Сначала это были редкие алмазы в груде руды. Потом – шоколадные конфеты в одной миске с леденцами. Ну а сейчас – мощные итальянские спорткары на одной парковке с элегантными немецкими седанами. Мое творчество перестало меня раздражать спустя некоторое время. Оно стало отражать мою сущность в определенный этап моего пути. От наивного ребенка, через полоумного подростка, до чуткого юноши. И мне нравится тот чуткий юноша трех-четырехлетней давности. Мне будет приятно вспоминать его спустя годы. Мне нравится то, что я делаю сейчас. Я рад, что однажды мне хватило наглости начать делать свое дело.

Можно ли это назвать талантом? Скорее просто были задатки. Из зерна появились колосья. Из одних вышел хлеб. Из других – пирог. Но чтобы в конце пирог получился, зерно нужно было взрастить. Главное то, что мне всегда искренне нравилось заниматься стихом. Процесс их создания непредсказуем. Никогда не узнаешь, что получишь на выходе. Писать стихи – словно танцевать словом. Импровизация.

Есть настроение, ритм, ситуация, искра – начнется поток сознания, из которого во внутреннем диалоге ты начинаешь выдергивать фразы, накладывать их на ритм, а на выходе выдаешь куплет с ситуацией. Если готов куплет, дальше задача сводится к рутинной – ты должен написать еще два-три куплета с тем же ритмом, при этом развив эту же ситуацию. Иногда на эту головоломку требуется тридцать минут. Чаще – день. А порой и полугода мало.

Но самое главное – припев. Как слой варенья между двумя бисквитами, он должен доставить предел удовольствия, выстрелить точно в сердце, донести самую главную мысль, довести до экстаза. И чаще всего именно с припева рождается новая песня, а потом по оставшейся волне ты дописываешь к нему куплеты. Сложнейшая химия, авторское блюдо, новый дом. Можно сравнивать с чем угодно. Но почти никогда нельзя написать две одинаковые вещи. Все зациклено на мелочах – даже пролетевшая мимо бабочка может полностью поменять ход мысли в стихотворении. И главная задача поэта – поймать эту бабочку, увековечить полет своей мысли, сфотографировать жалким набором букв образ, который поселится в голове на мгновение. Но останется на тонком листе бумаги, доступным для умов миллионов.

Образ, застывший и ставший бессмертным. Осеннее утро, кленовые листья и первый снег на асфальте. Как прощание лету. Как приветствие всей моей жизни.

 

Георгий Медведев

Фото: Анна Лучина

Read 206 times Last modified on Thursday, 21 May 2020 09:18
Rating
(0 votes)

41 Comments

Leave a comment

Make sure you enter the (*) required information where indicated. HTML code is not allowed.